Вспоминать наиболее яркие моменты легко и приятно – в основном все моменты были яркими. До того, как я начал работать в Университете Арктики, я серьезно занимался вулканологией и развитием сотрудничества США и России в области образования и исследований. В меньшей степени я был вовлечён в изучение общей проблемы стихийных бедствий. Тот факт, что большая часть этой работы проводилась в субарктической части Аляски и на российском Дальнем Востоке, не был главной причиной. Мною руководила готовность использовать свои знания в геонауке для того, чтобы «дать миру шанс».

До того, как присоединиться к Университету Арктики, я основал Камчатско-Аляскинскую полевую школу по вулканологии, которая позже стала международной, поскольку студенты нашли оба места невероятными. Позже я создал японско-камчатско-аляскинскую организацию по процессам субдукции, которая вот уже 20 лет раз в два года собирается в Петропавловске-Камчатском, Саппоро или Фэрбанксе. Также я стал инициатором создания подгруппы по опасным природным явлениям под эгидой российско-американской двусторонней Президентской комиссии (к сожалению, сейчас ее работа приостановлена). Прекрасная возможность, предоставленная мне Университетом Арктики, заключалась в том, чтобы применить некоторые из этих навыков в изучении циркумполярного региона и расширить свое понимание Арктики далеко за пределы вулканологии или даже стихийных бедствий. Я помог многим студентам открыть и полюбить Арктику, и я разделил с ними их открытия и волнения.

Если бы мне нужно было отметить в своей деятельности что-то одно, особенно полезное, я бы сказал, что это работа над проектами с преподавателями и студентами Северного (Арктического) федерального университета (САФУ) и Северо-Восточного федерального университета (СВФУ), но я ценю все связи, которые удалось наладить.

Я бы хотел видеть больше представителей коренных народов арктических стран как в качестве студентов, дистанционно и в реальности, так и в качестве исследователей - участников и лидеров как можно большего числа тематических сетей. Мы могли бы открыть больше двуязычных программ, подобных тем, что  разработаны СВФУ. Наконец, мне бы очень хотелось вовлечь в эту работу американские университеты за пределами Аляски. У многих есть собственные славные истории полярных исследований. Университетам просто нужно понять, какие возможности даёт Университет Арктики в дополнение к "мы можем сделать это сами".

Я понял, что США - наименее арктическое из всех арктических государств. Аляска была куплена 150 лет назад, и долгое время не-коренные аляскинцы были людьми, которые приезжали сюда на заработки и потом возвращались домой - на юг. США - это южная страна с арктическим придатком, как Дания, разве что соотношения в размерах другие. Мы ещё увидим, увенчалась ли успехом попытка США познакомить с Арктикой остальную часть страны во время председательства в Арктическом совете.

Ознакомиться с полной версией интервью можно на англоязычной версии сайта.